В Геленджик.ru - Курорт Геленджик. Отдых в Геленджике

В Геленджик.ру - отдых в Геленджике. Частный сектор, квартиры, гостиницы и отели


Отличное место, чистое море, природа - отдых в частном секторе Геленджика от 300 руб./сутки >>

Отдых
Частный сектор
Полезно
Отзывы
Фото
Праздники и мероприятия
Как добраться
Интересно

Как в Геленджике царя встречали

В конце августа 1837 г. в Геленджике стало известно о посещении крепости Императором Николаем I с Наследником Цесаревичем и проведении Высочайшего смотра воинского отряда. Пожалуй, самым главным приготовлением были новые фуражные шапки с козырьками и чистка оружия и амуниции. Для приличного приема царя "устраивалась громадная, великолепная палатка, подбитая белым сукном, с золотыми украшениями; заготовлялся блистательный фейерверк; певчие и музыканты изучили написанную на этот случай мною песнь... Но прием страшно не удался".

19 сентября с вечера подул северо-восточный ветер, а с полуночи усилился "до такой степени, что в лагере почти все палатки были сорваны; даже ружья не могли стоять в козлах, а положены были на землю". Несмотря на все старания и выдумки, царскую палатку, к великому огорчению всех, установить не удалось.

20 числа "часу в первом дня, пароход бросил якорь в ге-ленджикской бухте и в тот же момент, после залпа из всех орудий крепости, началась пушечная пальба и крики «Ура!» Как в крепости, так и в лагере, прекратившиеся только тогда, когда, при необыкновенном усилии гребцов, баркас достиг берега". Царь с сыном "изволили выйти на пристань и вступить в приготовленные в комендантском доме покои".

После краткого отдыха Государь с Наследником навестили раненого генерала Штейбе, которому Всемилостивей-ше пожаловано три тысячи червонцев; прошли батальонные лазареты, приветливо разговаривая с ранеными, раздавали денежные награды; некоторым тяжело раненным, не могущим встать с постели, государь клал собственноручно на грудь знаки отличия военного ордена св. Георгия.

Сила ураганного ветра не спадала и на следующий день, назначенный для смотра, но на 9 часов было приказано вывести войска в строй. "Вдруг, часов в 7 утра, в крепости ударили тревогу, которая в ту же минуту была принята в отряде. Сначала думали, что показались горцы; но вскоре густой дым, разостлавшийся над крепостью, дал знать, что там пожар". Горели бунты провиантского магазина. Подозревали поджог: нашли между бунтами деревянный фонарь с огарком сальной свечи, "хотя это еще не доказательство".

К счастью, ветер дул с берега, поскольку с наветренной стороны поблизости находился пороховой погреб, но все равно опасность была великой, долетали искры от горевших рогож и циновок. Нижние чины с необыкновенным усердием выносили из погреба бочонки с порохом и патроны в ящиках. Государь стоял на крыльце квартиры и "любовался самоотвержением солдат в этом опасном труде, поощряя их своим царским словом и лично направляя их действия". Через четыре часа пожар был потушен.

В 12 часов войска за пределами крепости были выстроены. Государь с Наследником прибыли в лагерь, сошли с лошадей; при их приближении к каждому батальону следовала команда на "караул", барабанщики с горнистами били полный поход, хор музыки играл "отдание чести", а фронт кричал "Ура!". "Ветер дул нам прямо в лицо, мы с трудом стояли на ногах, и многие отставляли одну ногу назад. При крике "Ура!", чтобы избегнуть ветра в рот, мы невольно отворачивали лицо в сторону, некоторые сильно закашливались и строили лицом гримасы... у некоторых шапки снесло в море.

Но и это не всё. Между 3-м и 4-м батальонами был неглубокий маленький овражек, заросший бурьяном. Черноморцы в этом овражке развели огонь и только Государь подошел к флангу 4-го батальона — от костра вспыхнул бурьян, "и так как в это время года в этих местах трава и бурьян высыхают, то пожар мгновенно распространился...". 3-й батальон без приказания бросился тушить, и через пять минут пожар был затоптан.

Между тем в маленькой палатке генерала Вельяминова, которую удерживали от ветра до 100 казаков, для царя был устроен легкий завтрак. Через полчаса он вышел и "скомандовал известным своим звонким голосом: "Войска! Дети! Ко мне, кто как есть, в чем попало!" Мгновенно все бросились к Государю, роты и полки перемешались, нижние чины в шапках и без шапок, в мундирах, шинелях, без того и другого — словом, как попало, сбежались к ставке и густою толпою окружили Императора..." Царь благодарил солдат и офицеров за боевую и усердную службу, храбрость и самоотвержение, разговаривал с теми, у кого были медали за персидскую и турецкую войны.

Ветер не только не утихал, но, казалось, усиливался. "Парадный обед в лагере и фейерверк не состоялись, написанные мною строфы должны были тоже кануть в Лету, но я их сохранил..."

22 сентября, "в 10-м часу Его Величество, вместе с Наследником, приветливо простясь с начальником отряда, откланявшись окружавшим Его на берегу, осенив их крестным знамением, вошел в лодку азовских казаков. Вместе с командою "Весла на воду!" взвилась ракета, начались пушечные выстрелы и как в крепости, так и в отряде, загремело "Ура!", продолжавшееся до скрытия парохода от наших глаз".

О визите в Геленджик царя Николая I рассказал офицер М. Ф. Федоров в своих «Походных записках 1835—1842 гг.», опубликованных в журнале «Кавказский сборник», выходившем в XIX в. Позже Ф. А. Щербина писал: «В 1837 г. с парохода, застигнутого сильнейшим штормом, высадился в Геленджике Император Николай I. Предание гласит, что этот, с железным характером, Государь не мог удержаться от слез при виде выстроенных перед ним фронтом оборванных, изможденных и больных солдат». В 1853 г. на рапорте начальника Черноморской береговой линии Император Николай I написал: «...ничего к прежнему добавить не могу: эти несчастные гарнизоны, вероятно, приговорены к погибели; помочь сему мы не в силах».

назад


Поиск по сайту
При использовании материалов с сайта ссылка на наш сайт Обязательна!
Геленджик 2016